ГЕОПОЛИТИКА НАЧАЛА 90-Х

     

    Война в зоне Персидского залива Как известно, СССР и Ирак имели давние связи в военной сфере, которые могли представлять угрозу стабильности в регионе. Еще в 1959 году эти страны подписали межправительственное соглашение, предусматривающее оказание Ираку в строительстве в пустыне Тхувайтха в 15 км к югу от Багдада небольшого исследовательского реактора ИРТ-2000 (мощностью 2000 КВт), изотопной лаборатории, а также в проведении геологоразведочных работ по поиску урановых руд. Реактор начал действовать в 1968 году, однако для разработки ядерного оружия он был слишком маломощен. Ирак вел переговоры и с Францией, в результате чего в ноябре 1975 года был заключен контракт стоимостью около 3 млрд. долларов на строительство мощного современного ядерного реактора «Озирак» и исследовательской лаборатории «Изис», причем без всяких гарантий от МАГАТЭ (Международного агентства по атомной энергии, призванного следить за нераспространением ядерного оружия). Одновременно Ирак закупил во Франции 72 кг обогащенного урана для нового реактора. Но в результате операции израильской разведки «Моссад» судно с ядерным реактором, готовое к отправке в Ирак, было взорвано вблиз порта Тулон. Французы оперативно изготовили новый реактор, который был благополучно доставлен в ядерный центр Тхувайтха. Но и здесь его настигли израильтяне. 7 июня 1981 года 14 истребителей F-15 и F-16 ВВС Израиля нанесли бомбовый удар по центру, в результате чего французский реактор был уничтожен (советский ИРТ-2000 не пострадал). Ираку пришлось уже надолго распрощаться с мечтой об обладании ядерным оружием.

 

     В ответ на эти действия СССР принял решение о снятии ограничений с поставок оперативно-тактических баллистических ракет в Ирак, в частности ракет Р-17, известных на Западе как «Скад». В 1980-х годах на базе этих ракет Ирак начал работы по созданию ОТР дальностью до 600 км, Первый испытательный пуск БР состоялся в 1987 году, а уже в следующем году 190 ракет этого типа, получивших обозначение «Эль Хуссейн» были выпущены по целям в Иране. В 1988 году началась разработка еще более мощной ракеты «Эль-Аббас» с дальностью до 900 км. В 1989 году была испытана БР «Эль Аабед» с дальностью до 2000 км, официально представленная как ракета-носитель для вывода в космос первого иракского спутника «Тамоуз-1». Но ни для кого не было секретом, что эта программа имеет в первую очередь военное значение. Продолжались работы по созданию БР с дальностью уже до 3000 км.

 

     Растущий иракский военный потенциал не мог не озаботить Пентагон, который рассматривал эту арабскую страну как региональную военную сверхдержаву, способную в перспективе доминировать в зоне Персидского залива и эффективно противодействовать американо-израильской экспансии. Война, поводом к которой явился захват Ираком 2 августа 1990 года Кувейта, по своему составу явилась крупнейшим вооруженным конфликтом после окончания второй мировой войны. В нее было вовлечено в различной степени 35 государств (Ирак и 34 государства антиириакской коалиции). О масштабах вооруженного столкновения в Заливе дают представление следующие цифры. В ходе конфликта в составе вооруженных сил сторон насчитывалось более 1,5 млн. человек, 80 дивизий, 82 бригады, четыре полка, 25 отдельных батальонов. С обеих сторон в составе их группировок имелось более 10,5 тыс. танков, 12,5 тыс. орудий и минометов, более 3 тыс. боевых самолетов, около 200 боевых кораблей. Из них непосредственнное участие в боевых действиях приняли 1,2 млн. человек, 58 дивизий, 45 бригад, 8,5 тыс. танков, более 5 тыс. орудий и минометов, 1850 боевых вертолетов, вся боевая авиация и флоты, сосредоточенные в зоне конфликта. В ходе войны со стороны многонациональных сил (МНС) испытывались самые современные виды вооружений, на практике проверены некоторые положения доктринальных установок, существующих уставов и наставлений, особенно в вопросах организации и ведения операций крупного масштаба с участием всех видов вооруженных сил и родов войск. Использование новых видов вооружений и боевой техники в масштабах, которые имели место в этой войне, по новому высветило их возможности и перспективы.

 

     По наблюдениям некоторых видных экспертов, конфликт продемонстрировал явный признак смещения стратегических интересов Вашингтона и его ближайших союзников в сторону южного фланга НАТО и далее – в регионы Ближнего и Среднего Востока, располагающих богатейшими запасами нефти и находящийся у южных границ СССР. По оценке Массачусетского технологического института, для проведения операции «Щит пустыни» и «Буря в пустыне» по разгрому иракской армии и освобождению Кувейта Пентагон перебросил и развернул в зоне Персидского залива группировку войск, в которую вошли 35% личного состава армии США, 42% танкового парка, 75% боевых самолетов тактической авиации, 46% личного состава ВМС США и 46% их авианосцев (шесть из 13). Для создания такой мощной группировки войск американскому командованию пришлось использовать контингенты, дислоцированные на континентальной части США, в Западной Европе и Тихоокеанской зоне. Для их переброски в зону кризиса использовалась стратегическая военно-транспортная авиация США (свыше 300 тяжелых самолетов С-5 и С-141, или около 90% самолетного парка ВТА), около 160 резервных военных и гражданских транспортных самолетов, примерно 120 судов и транспортов командования военно-морских перевозок и гражданских компаний. Было совершено около 8,5 тыс. самолето-рейсов ВТА и до 250 рейсов морских судов. Переброски по воздуху войск и грузов осуществлялись по двум хорошо освоенным трансатлантическим маршрутам – северному и центральному. Погрузка проводилась на аэродромах континентальной части США, расположенных, как правило, вблизи мест дислокации перебрасываемых частей и соединений.

 

     В результате проведенных США мероприятий к началу воздушно-наземной операции против Ирака численность вооруженных сил США в зоне Персидского залива превысила 500 тыс. человек. В составе сухопутных войск имелось восемь дивизий, две отдельные бригады, три полка и и один батальон, на вооружении которых было около 2,6 тыс. танков, до 1400 орудий полевой артиллерии, РСЗО и минометов, более 2300 пусковых установок ПТУР, свыше 300 ЗРК, около 570 противотанковых вертолетов. Группировка ВВС включала более 1 тыс. боевых самолетов, военно-морская – почти 95 боевых кораблей различных классов, в том числе шесть ударных вианосцев, до 700 самолетов авиации ВМС, две дивизии и две бригады морской пехоты численностью около 75 тыс. человек. Определенные воинские контингенты в зону предстоящих боевых действий отправили Великобритания (40 тыс. человек с техникой), Франция (более 10 тыс.), Египет (до 50 тыс.), Сирия (около 15 тыс.) и другие страны. Ирак также предпринимал активные усилия по созданию на юге страны и в Кувейте сильной группировки войск, которая к началу боевых действий на сухопутном театре военных действий достигла почти 500 тыс. человек и имела в своем составе более 40 дивизий, около 4 тыс. танков и свыше 5 тыс. орудий и минометов полевой артиллерии. Но соотношение по боевым самолетам в пользу МНС составляло 3:1 (современным образцам 13:1), боевым вертолетам – 16:1, современным танкам 4,3:1. К современным боевым самолетам ВВС Ирака можно было отнести только самолеты типов МиГ-29 и Су-24, к современным танкам – только Т-72. Особое превосходство над Ираком многнациональные силы, особенно ВС США, имели по высокоточному оружию, средствам РЭБ, разведки, управления и связи.

 

     Операция МНС по освобождению «19-й провинции Ирака», как известно, состояла из двух основных частей: воздушная наступательная операция (17 января – 23 февраля 1991 года) и воздушно-наземная операция (24-28 февраля 1991 года). В начальный период первой части операции объектами радиоэлектронного подавления и скоординированных ударов стратегической, тактической и палубной авиации и КР морского базирования «Томагавк» были иракские средства системы ПВО, аэродромы, стартовые позиции оперативно-тактических ракет класса «земля-земля», важнейшие пункты государственного и военного управления, крупные узлы связи, ядерные и химические центры на территории Ирака и в Кувейте. В дальнейшем ударам с воздуха стали также подвергаться ключевые элементы инфраструктуры, заводы по производству оружия и боевой техники, основные группировки иракских вооруженных сил, прежде всего танковые и механизированные части и соединения, расположенные вдоль саудовско-кувейтской границы и в районе г. Басра. Особое внимание уделялось поиску и уничтожению мобильных ПУ ОТР, а также мест дислокации отборных формирований республиканской гвардии.

 

     В ночь с 16 на 17 января самолеты САК ВВС США В-52 совершили самый длительный в истории авиации боевой вылет. Семь бомбардировщиков взлетели с авиабазы Берксдэйл (штат Луизиана). Через 17 часов полета экипажи произвели пуск 31 КР «Томагавк» по восьми целям, расположенным в районе Мосула (с расстояний 1700 км, четыре ракеты пустить не удалось из-за отказов в различных системах). Все машины вернулись на аэродром базирования, проведя в воздухе 34 часа. Только в первые 2 суток воздушных ударов было совершено более 4 тыс. самолето-вылетов и применено свыше 100 КР морского базирования «Томагавк». В ударных эшелонах авиации действовали стратегические бомбардировщики В-52, новейшие тактические истребители F-117A, ударные F-15, F-16, F-111, палубные штурмовики А-6, истребители-бомбардировщики F-18A ВМС США, самолеты «Ягуар» и «Торнадо» европейских союзников. Для прорыва системы ПВО и дезорганизации системы управления и связи применялись самолеты РЭБ EF-111, EA-6B, F-4G. Руководство действиями авиации и наведение ее на поражаемые цели обеспечивали самолеты ДРЛО и управления Е-3 системы АВАКС. Противодействие иракской системы ПВО в первый день конфликта было слабым. Однако со второго дня активность системы ПВО стала возрастать, иракцам в условиях непрекращающихся воздушных налетов удалось обеспечить определенную живучесть ее огневых средств, особенно войсковой, свести к минимуму потери авиации за счет применения подземных укрытий и, что особенно важно, сохранить систему управления государством, вооруженными силами и группировку сухопутных войск для решающего наземного сражения.

 

     Особую опасность для США и его союзников, в первую очередь для Израиля и Саудовской Аравии, представляли пуски оперативно-тактических ракет. В прессе сообщалось, что в период с 18 января и до начала наземной операции осуществлено примерно 130 пусков ракет (из них 80-90 – типа «Эль Хуссейн). В иностранной печати сообщалось, что часть ракет была также приспособлена для доставки химического и биологического оружия, но, к счастью, они не были пущены в ход. Для перехвата ОТР в район конфликта были переброшены американские ЗРК «Пэтриот», обладающие определенными противоракетными возможностями (вариант РАС-2). Всего в ходе кампании было израсходовано около 200 ЗУР этого комплекса. В ходе воздушной наступательной операции, продолжавшейся без перерыва 38 суток, и воздушно-наземной операции авиация МНС совершила около 35 тыс. боевых самолето-вылетов. Общее количество самолето-вылетов авиации многонациональных сил за весь период войны превысило 110 тыс. За это же время ВМС США произвели 316 пусков КР «Томагавк» для нанесения ударов по важным объектам Ирака, в первую очередь по местам дислокации огневых средств ПВО противника. По данным некоторых зарубежных специалистов, система ПВО Ирака включала 300 истребителей-перехватчиков, 600 ПУ ЗРК и 9000-10000 зенитно-артиллерийских установок разных калибров. Общий вес израсходованных союзниками авиационных боеприпасов составил более 88 тыс. т. В войне были успешно применены малозаметные самолеты F-117A.

 

   С началом воздушной наступательной операции «стелсы», незаметно преодолев систему ПВО противника, нанесли ряд точных ударов по объектам ПВО и управления на западе Ирака, полностью решив поставленные перед ними задачи. Специальная технология "Стелс", впервые примененная в таком масштабе, заставила заговорить о себе даже ярых пессимистов. Подавив ЗРК, боевые самолеты союзных сил смогли выполнять полеты уже на средних высотах, а не на малых, на которых их могли сбить огнем зенитной артиллерии. Наибольший физический урон Ираку со стороны ВМС США и их союзников был нанесен КР морского базирования «Томагавк» в обычном снаряжении и штурмовой палубной авиацией с авианосцев в Персидском заливе и Красном море. Впервые были применены новые оперативно-тактические ракетные комплексы, разрабатываемые по программе ATACMS и входящие в состав разведывательно-ударных комплексов. Всего было выпущено более 30 ракет на дальности свыше 100 км, в том числе по командным пунктам и стартовым позициям средств ПВО. Основными факторами, в значительной степени повлиявшими на подавление системы ПВО Ирака, явились внезапность удара, использование различных активных и пассивных средств РЭБ, разнообразие приемов тактической авиации. В то же время со стороны иракской ПВО отмечалась неспособность ее органов управления функционировать в условиях сильного радиоэлектронного противодействия, а также отсутствие инициативы в применении оружия.

 

   Пассивные действия ВВС Ирака вызвали недоумение у военных экспертов. Многие американские летчики, проявившие ответственность при подготовке к ведению воздушных боев против иракских летчиков, были удивлены практически полным отсутствием какого-либо сопротивления противника в воздухе. Все самолеты, потерянные авиацией МНС в боевых условиях, были сбиты огнем наземных средств ПВО. Ирак практиковал даже перелеты части современных боевых самолетов, таких как истребители МиГ-29 и фронтовые бомбардировщики Су-24, на аэродромы в Иран. После окончания кампании Иран отказался передать самолеты иракцам и включил их в состав собственных ВВС.

 

      В результате наступательной операции МНС Ираку и его вооруженным силам был нанесен существенный ущерб. Так, было поражено полностью или частично свыше 360 важных объектов, составляющих основу военно-экономического потенциала Ирака. В их числе большинство органов высшего государственного и военного управления, около 30 авиационных баз и аэродромов базирования боевой авиации, до десяти различных объектов по разработке и производству химического оружия, ядерный исследовательский центр, военные заводы по производству боеприпасов, склады. Выведено из строя 75% нефтеперегонных заводов, 80% электростанций, более 50 крупных автомобильных и железнодорожных мостов и ряд других стратегических объектов. Группировка иракских войск на юге страны и в Кувейте была полностью изолирована, лишена подвоза боеприпасов, продовольствия и воды. В результате непрерывных ударов с воздуха личному составу и технике соединений и частей первого эшелона был нанесен ущерб, оценивающийся более чем в 50%. Все это являлось одной из главных причин быстрого поражения иракской сухопутной группировки в ходе воздушно-наземной операции МНС.

 

   Потери иракской армии в живой силе в ходе войны составили свыше 70 тыс. человек убитыми и ранеными, около 85 тыс. пленных и более 30 тыс. пропавших без вести (было разгромлено 15 дивизий южной группировки войск), а в вооружении – около 360 самолетов (из них основная часть была уничтожена или выведена из строя на земле), примерно 2700 танков, из них оказались брошенными в районе боевых действий не менее 1850 единиц. МНС уничтожили пять боевых кораблей ВМС Ирака, 25 катеров, около 40 ПУ оперативно-тактических ракет. Общие потери МНС представлены в западной печати следующими данными: 795 человек убито, уничтожено 69 боевых самолетов, 28 вертолетов, некоторое количество бронетанковой техники. Как известно, воздушно-наземная операция МНС продолжалась четверо суток и завершилась (была приостановлена) с выходом соединений союзников на рубеж р. Евфрат. Потенциально войска антииракской коалиции могли продолжить наступление вплоть до захвата Багдада и нанесения полного поражения режиму Саддама Хусейна. Поэтому решение президента США Дж. Буша-старшего и его администрации удовлетвориться освобождением Кувейта и овладением южными районами Ирака было скорее политическим, чем военным. Впрочем, и Саддам Хусейн решение США приостановить продвижение своих войск оценил как победу Ирака в этой войне. Но хвастливые заявления иракского лидера, конечно, были профанацией. Ирак после понесенных жестоких потерь уже не был в состоянии продолжать войну и согласился безоговорочно принять ультимативные условия командования МНС. Ирак полностью вывел из Кувейта и южных районов Ирака остатки своих разбитых войск без оружия и военной техники и прекратил нанесение ракетных ударов.

 

     Иракское руководство взяло на себя определенные обязательства перед ООН по ливидации химического и ракетного оружия, что должно было существенно уменьшить риск применения иракцами этого оружия в будущем. США не преминули использовать в этой кампании и антисоветские выпады. Так, 14 ноября 1990 года на страницах газеты «Вашингтон таймс» и подхваченное другими изданиями со ссылкой на источники разведслужбы США сообщение о якобы продолжавшихся поставках советских ракет SS-12 (оперативно-тактический ракетный комплекс повышенной до 900 км дальности типа «Темп-С»), а в феврале 1991 года, в разгар военной кампании, западные СМИ передали целую подборку материалов, в которых со ссылкой на анонимные источники из ЦРУ и представителей разведки Саудовской Аравии сообщалось о якобы перехваченных радиопереговорах какого-то советского офицера, руководившего действиями иракского батальона, о советских военных советниках и специалистах, помогавших иракцам обслуживать и наводить на цели ракеты SCAD (западное обозначение ОТР Р-17, имевшихся на вооружении Ирака), о неопознанном советском судне с военным грузом для Ирака, о целых транспортных колоннах, направлявшихся из южной части СССР через Иран в Ирак и т.п. Апеллируя к опыту военных действий в зоне Персидского залива и обострению проблемы распространения ракетного и ядерного оружия, президент Дж. Буш-старший включил в серию своих инициатив создание ограниченной неядерной системы обороны от ракетных ударов и предложил СССР сотрудничество в этой области (GPALS – Global Protection Against Limited Strike). Система GPALS, как отмечали уже тогда наиболее дальновидные военные эксперты, являлась не более чем первым этапом с запрограммированным наращиванием масштабов развертывания ПРО в будущем. Советский Союз доживал последние месяцы.




К содержанию

Газ в два раза дешевле бензина. Переходите на газ, экономьте на заправке каждый день

Перевели Mercedes-Benz Vito II (W639) Restyling с бензина на газ в Петербурге
Расход топлива Mercedes-Benz на 53% ниже
Экономьте 3809 рублей с каждой тысячи км. Увеличьте автономный пробег в два раза.
Установите на Линкольн ЛС 1 газо-баллонное оборудование (ГБО) в Москве
Заправляйте Линкольн на 46% дешевле
Экономия расхода топлива 2204 рублей на каждую тысячу километров в городе.
Установите на Форд Мустанг 3 Рестайлинг газо-баллонное оборудование (ГБО) в Москве
Заправляйте Форд на 46% дешевле
Экономия расхода топлива 3390 рублей на каждую тысячу километров в городе.
Установите на Лифан Х60 1 газо-баллонное оборудование (ГБО) в Москве
Заправляйте Лифан на 46% дешевле
Экономия расхода топлива 1526 рублей на каждую тысячу километров в городе.
Установите на Субару СВХ 1992…1997 газо-баллонное оборудование (ГБО) в Москве
Заправляйте Субару на 46% дешевле
Экономия расхода топлива 1752 рублей на каждую тысячу километров в городе.
Перевели Renault Clio RS III Restyling с бензина на газ в Петербурге
Расход топлива Renault на 46% ниже
Экономьте 1921 рублей с каждой тысячи км. Увеличьте автономный пробег в два раза.

Военный паритет © 2007 www.militaryparitet.com — Военная страница братьев Николаевых.
Карта сайта.

_____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____

Яндекс.Метрика