23.02.12 Последний шанс. Вкладываемые в модернизацию оборонной промышленности и военный госзаказ деньги могут не принести ожидаемого результата

23 февраля 2012 г.

 

Эксперт.ру, 22 февраля. До 2020 года предприятия оборонно-промышленного комплекса страны (ОПК) должны поставить российским военным продукции на немыслимую в постсоветское время сумму – 20 трлн рублей. Для того чтобы эта продукция была надлежащего качества и современного уровня, на модернизацию «оборонки» предполагается направить огромные деньги – 3 трлн рублей. Но поставит ли и модернизируется ли – большой вопрос. Руководствуясь, очевидно, самыми благими пожеланиями, главный заказчик - Министерство обороны и ОПК, который в последнее время ассоциируется с именем нового вице-премьера по «оборонке» Дмитрия Рогозина, вступили в жесткие дискуссии по поводу того, что вообще нужно российским вооруженным силам.

 

Новый вице-премьер по ОПК Дмитрий Рогозин сообщил в своем микроблоге в Twitter, что президиум правительства России рассмотрит сегодня проект федеральной целевой программы развития оборонно-промышленного комплекса страны. Однако в официальной повестке дня заседания президиума, опубликованной на сайте правительства, значится рассмотрение другого вопроса – о проекте федерального закона «О государственном оборонном заказе», подготовленном, по сведениям «Коммерсанта», еще предшественником Рогозина – вице-премьером Сергеем Ивановым (сейчас он занимает пост главы администрации президента). Мелочь, казалось, бы, нестыковка, но за это нестыковкой кроется масса противоречий, которые накопились внутри ОПК, между ОПК и главным заказчиком – Министерством обороны и, естественно, между различными лобби как внутри правительства, так и за его пределами. И пока «оборонка» сидела на «голодном пайке», эти противоречия как-то не были предметом широкого публичного обсуждения. Предприятия ОПК, привыкшие к обильному вниманию государства в советское время, или ныли по поводу отсутствия заказов от российских военных, или как «Сухой», «Курганмашзавод», «Алмаз-Антей» (то есть производители конечной продукции), с помощью «Рособоронэкспорта» вооружали армии других стран. Российский генералитет разводил руками и говорил: «сколько нам дают денег, на столько мы у вас и покупаем». Но сейчас на кону стоят 23 трлн рублей, и от того, как они будет израсходованы, зависит не только будущее 1700 предприятий, которые традиционно называются «оборонными», но и то, какой к 2020 году будет экономика всей страны.

 

Что вам нужно-то, в конце концов?

 

Одно из главных противоречий – завышенные ожидания и Минобороны, и предприятий ОПК от сотрудничества друг с другом. Никто не спорит с тем, что пока наше государство «не кормило» ОПК, многие образцы вооружения успели устареть. И можно понять руководителей оборонных предприятий, некоторые из которых «с голодухи» задирают цену на свою продукцию (правда, это не только их вина, но об этом чуть позже). И понятно желание российского генералитета, у которого вдруг появилось много денег, «здесь и сейчас» купить на них что-то за рубежом (мы заранее исключаем коррупционную составляющую таких закупок). Но при этом это желание почему-то распространяется не только на вертолетоносцы «Мистраль» или израильские беспилотники, но и на ту технику, которую с успехом производят в России. Много шуму, например, наделало заявление в начале прошлой недели начальника Генштаба Николая Макарова о том, что Минобороны не будет в ближайшие пять лет закупать российскую бронетехнику, потому что она не устраивает российских военных. Правда, двумя днями позднее в кабинете у премьер-министра Владимира Путина министр обороны Анатолий Сердюков и генеральный директор корпорации «Уралвагонзавод» (УВЗ, производит танки) Олег Сиенко доложили премьеру о том, что между ними нет разногласий – Минобороны уже в этом году крупно увеличивает заказ на модернизацию танка Т-72 на УВЗ, а Уралвагонзавод в 2013 году представляет военным первый образец нового танка (видимо, это будет проект «Армата»). Та же история произошла с БМП-3 производства Курганмашзавода (входит в концерн «Тракторные заводы»), которые российские военные прекратили закупать в 2010 году. «Как же можно не закупать российскую бронетехнику для оснащения Вооруженных сил? Конечно же, будем», – заявил в минувшее воскресенье первый замминистра обороны Александр Сухоруков, говоря о том, что военное ведомство восстанавливает заказы на БМП-3. «Тракторные заводы», в свою очередь, по словам первого вице-президента машиностроительного концерна Альберта Бакова, в конце этого года представят Министерству обороны новую легкобронированную машину «Курганец 25». «БМП-3 в своем классе является лучшей в мире. Но мне кажется, что вопрос заключается не в самой машине, а в том, что Министерство обороны и Генеральный штаб сами для себя не ответили до конца на вопрос о том, какая машина им нужна? Будут ли формироваться мотобатальоны? Как они будут выглядеть? Этого пока никто не знает. И именно в этом сейчас заключается проблема – пока никто не знает, какие машины и для чего применять в российской армии», – заявил на эту тему в эфире «Вести 24» Альберт Баков.

 

В итоге в начале недели на совещании в Комсомольске-на-Амуре премьер-министр Владимир Путин заявил, что взаимопонимания между Минобороны и исполнителями гособоронзаказа «как не было, так и нет», и потребовал наладить правительственный контроль за выполнением гособоронзаказа и обеспечить финансовую дисциплину со стороны военного ведомства. Обращаясь уже к министру обороны Анатолию Сердюкову, Путин попросил свести к нулю «все просьбы о перенацеливании текущих денег гособоронзаказа с одного приоритета на другой». Также он велел военным покончить с практикой «постоянного уточнения заданий, расплывчатой постановки задач к параметрам военной техники и затягиванием контрактования». Военные «руководство к действию», очевидно, приняли, но ждать, пока российские производители «доведут» свою продукцию до желаемого Минобороны уровня, видимо, по-прежнему не хотят. 19 марта Министерство обороны намерено провести конкурс на поставку 45 легких многоцелевых вертолетов – 15 однодвигательных и 30 двухдвигательных. Начальная стоимость контракта – 6,06 млрд рублей. Согласно извещению о конкурсе, вертолеты должны быть четырехместными, при расчете начальной цены аукциона стоимость однодвигательного вертолета оценена в 110,7 млн, а двухдвигательного – в 164,9 млн рублей. По данным «Ведомостей», под эту категорию подходят только вертолеты AS350 и AS355 Ecureil производства европейской компании Eurocopter – прямые конкуренты российских Ка-226 (сейчас эти европейские и российские машины как раз конкурируют между собой в тендере на поставку 197 вертолетов минобороны Индии).

 

Цена вопроса

 

Другая проблема – цена на продукцию российской «оборонки», которая напрямую связана с уровнем модернизации этих предприятий, источников финансирования НИОКР, и взаимоотношений с поставщиками. Да, на «Ижмаше», где делают знаменитые автоматы Калашникова, которые Минобороны также отказалось закупать в ближайшие годы, до сих пор работают станки, вывезенные в конце 40-х годов прошлого века из поверженной фашистской Германии. Но на это и предназначены 3 трлн рублей, которые государство намерено выделить на модернизацию ОПК. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы будут, очевидно, финансироваться не только по линии Минобороны, которое весьма непоследовательно это делает последние годы, но и через специальный фонд, который будет сопровождать наиболее перспективные исследования в области создания новейших вооружений и военной техники (именно через него, возможно, будет финансироваться воссоздание в нашей стране боевых экранопланов, которые вызывают столь пристальный интерес во всем мире, но абсолютно не интересуют руководство нашего Военно-морского флота). Оборонным предприятиям обещаны льготные долгосрочные кредиты, освобождение от налога на прибыль, если они тратят собственные деньги на модернизацию производства, и не менее 13-20% рентабельности, чтоб они имели ресурсы для развития и могли платить конкурентную заработную плату своим работникам. «Безусловно, правительство будет оказывать всяческую поддержку и заводам, и научным центрам, будем использовать для этого и дополнительные финансовые ресурсы, и административные, и любые другие, в том числе и преференции», – заявил Владимир Путин, пообещав одновременно с этим провести тщательный аудит эффективности и производительности труда на предприятиях ОПК. Однако при этом пока не совсем понятно, на какую «глубину» будет распространяться система поддержки и регулирования цен на продукцию оборонно-промышленного комплекса. Сейчас эта система, по сути, распространяется на производителей конечной продукции. Однако современное военное изделие – это сложный агрегат, в создании которого участвуют десятки и сотни поставщиков 1-го, 2-го и т.д. уровня. Взять, к примеру, самолет Ан-140, который Министерство обороны с удовольствием бы закупило вместо Ан-24. 80% себестоимости этого самолета занимают покупные комплектующие изделия (ПКИ). В 2008 году машкомплект ПКИ для Ан-140 стоил 11,3 млн долларов, в 2009 году – уже 13,2 млн долларов. К лету прошлого года цена машины перевалила за 20 млн долларов, что, конечно, перестало устраивать потенциальных заказчиков. При этом за год некоторые монопольные российские поставщики комплектующих (в отличие от украинских) повысили стоимость своих изделий для Ан-140 на 60-84%. А ведь самолет – не автомобиль, другого поставщика комплектующих можно и не найти. А в военном производстве, где участие каждого поставщика строго регламентировано – тем более. Захочет ли государство настолько «глубоко» влезать в «оборонку», устанавливая предельные цены и контролируя качество не только для производителей конечной продукции, но и для цепочки поставщиков, – покажет сегодняшнее заседание президиума правительства. При этом у меня нет никаких сомнений в том, что, несмотря на длящиеся два десятилетия разговоры о «развале „оборонки”», у российского оборонно-промышленного комплекса еще остался научно-технический потенциал, способный воплотиться в уникальную и востребованную и в России, и в мире продукцию. Просто жаль, что часть ее, такая как ракетный экраноплан «Лунь» или одно из последних детищ Николая Кузнецова – авиационный двигатель НК-93, и многие другие «изделия», до сих пор лежащие в запасниках, на стендах и стапелях, так и не смогли за это время получить практического применения.

http://expert.ru/






Все статьи | « Предыдущая статья | Следующая статья »

Газ в два раза дешевле бензина. Переходите на газ, экономьте на заправке каждый день

Перевели Audi S3 III (8V) Restyling с бензина на газ в Петербурге
Расход топлива Audi на 54% ниже
Экономьте 2108 рублей с каждой тысячи км. Увеличьте автономный пробег в два раза.
Перевели Hyundai i40 I с бензина на газ в Петербурге
Расход топлива Hyundai на 45% ниже
Экономьте 1695 рублей с каждой тысячи км. Увеличьте автономный пробег в два раза.
Установите на Дация Логан 1 газо-баллонное оборудование (ГБО) в Москве
Заправляйте Дация на 46% дешевле
Экономия расхода топлива 1771 рублей на каждую тысячу километров в городе.
Перевели Toyota Sprinter Carib III с бензина на газ в Петербурге
Расход топлива Toyota на 45% ниже
Экономьте 1950 рублей с каждой тысячи км. Увеличьте автономный пробег в два раза.
Перевели Ford Focus I Restyling с бензина на газ в Петербурге
Расход топлива Ford на 46% ниже
Экономьте 2223 рублей с каждой тысячи км. Увеличьте автономный пробег в два раза.
Установите на Форд Маверик 1 газо-баллонное оборудование (ГБО) в Москве
Заправляйте Форд на 46% дешевле
Экономия расхода топлива 2411 рублей на каждую тысячу километров в городе.

Военный паритет © 2007 www.militaryparitet.com — Военная страница братьев Николаевых.
Карта сайта.

_____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____ _____

Яндекс.Метрика